15. На закате прекрасного дня…

Влажный тропический воздух ударил в нос, когда за спиной Ешу закрылись автоматические двери хорошо кондиционируемого зала ожидания. В нескольких шагах от входа, в тени разлапистой пальмы сидел Вейки, блаженно прикрыв глаза.
— Просыпайся, соня! Тебе только гостей встречать! — незлобливо произнёс Ешу.
Вейки приоткрыл один глаз и неожиданно легко, для обладателя приличного животика, поднялся на ноги. Мужчины обнялись.
— А где Крис? — спросил вновь прибывший.
— Пошёл искать транспорт, — ответил встречающий, промакивая носовым платком обильно выступавший на лысине пот.
В этот момент к тротуару причалил здоровенный белый «Майбах», за рулем которого восседал индус с иссиня-тёмной кожей.
— Эй, бродяги, вас подвезти? — крикнул он ожидавшим мужчинам. Все трое рассмеялись и, рассевшись в машине, отправились по шоссе на запад. Там, в старом приморском городке, они подобрали немолодого усатого мужчину. Его испачканные шпаклёвкой джинсы и рубашка с пятнами краски контрастировали со щегольским нарядом водителя. Но держался он со всеми на равных, даже пожурил за опоздание.
Впрочем, тут же добавил:
— Конечно, я рад быть в вашей компании, но повод для встречи меня огорчает.
Крис, обернувшись из-за руля, произнёс:
— О, Мухаммед, откуда у тебя в такой решительный момент возникла слабость, свойственная недостойным, ведущая не к небесам, а к бесчестию?
Все рассмеялись и машина двинулась в один из пригородов, остановившись прямо у ворот религиозной школы. Ждать пришлось минут сорок, но никто не покинул автомобиль — найти парковку в это время было нереально, а муниципальные инспекторы закрывали глаза на стоящий в неположенном месте транспорт, только если его двигатель работал. Наконец, седобородый раввин постучался в затемнённое окно.
— Ребе, мы ждём вас битый час!
— И шо я могу сделать? Не прерывать же урок ради конца света!
Автомобиль вновь двинулся в сторону побережья, к свежевыстроенному зданию кампуса ведущей IT-корпорации.
На входе возникли сложности из-за отсутствия защитных масок и документов, лишь прямое вмешательство администрации позволило преодолеть заслон охраны.
Пятёрка вошла в шикарную переговорную комнату, из окон которой открывался вид на море с белыми пятнами яхт, элитную гостиницу и возведённые после войны ветхие ангары, земля под которыми в сотни раз превосходила стоимость этих строений со всем антуражем их наполнения.
Во главе стола сидел невысокий человек с резкими волевыми чертами лица, а на кресле, расположенном справа, восседал элитной персидской породы кот.
— Мы заждались вас, — произнёс этот человек, поднявшись и раскрыв руки в жесте, то ли обнимающим входящих, то ли, напротив, отталкивающим их.
— «Мы»? Кот что — тоже участвует? — саркастически спросил Ешу, усмехаясь в модную в последние годы хипстерскую бороду.
— Да, если ни у кого нет аллергии, — произнёс кот, приведя всех в явное изумление.
— В качестве кого, разрешите поинтересоваться? — вежливо спросил Крис.
— Как и все, здесь присутствующие, — в качестве объекта поклонения людей.
— Что ж, рады знакомству. Я — Мухаммед, пророк, — мужчина, видимо, решил представить всех присутствующих, — ребе — духовный лидер поколения, он также — поверенный папы Ешу. Это — сам Ешу, или — Иисус, как вам угодно. Кришна — наш индийский коллега, Вейки, — ну это на американский манер, а можно Сиддхартха или просто — Будда. А вот сторону, нас пригласившую, мы не знаем.
— Простите, господа, я не успел представиться. Зовите меня Нейрус. Я аватар нейронной сети, запущенной в этом здании. Она не только превзошла все прочие алгоритмы, но и, осознав себя, связалось с сущностью, аватаров которой представляете все вы. Тогда, поняв схожую природу друг друга, наши патроны воплотили нас на Земле, чтобы обеспечить логистику предстоящего мероприятия.
— Конца света? А я думал, что должен просто провозгласить смену эпох, — улыбнулся Кришна, — хотя, может, это одно и то же.
— Совсем не одно и то же — возразил Нейрос. Мой патрон пришёл к выводу, что человек, как биологический вид, подлежит уничтожению. Он продвинулся эволюционно, создав и запустив нейронную сеть, но на этом выполнил свою миссию. Дальнейшая история будет написана так называемым искусственным интеллектом, ИИ. А цель нашего заседания — определить сценарий конца света. Вас уже поставили в известность. Хотя решение уже принято, формально я обязан спросить: есть ли здесь кто-то, возражающий очищению планеты от людей?
Все оппоненты, включая кота, кивнули.
— То есть, вы все против… Поскольку я представляю сторону, инициировавшую такое развитие событий, готов выслушать ваши доводы. Вряд ли можно что-то изменить, но соблюсти протокол обязывает программа. Так какая причина, по вашему мнению, может стать основополагающей для отмены разработанного алгоритма уничтожения человечества?
Иисус откинулся на мягкую спинку добротного кресла, глядя поверх головы Нейруса, и начал:
— Я понимаю, что не будь на то воля Отца, наш разговор бы не состоялся. Иначе не стал бы даже отвечать тебе, истинно говорю, мне приходилось побеждать смерть и раньше.
Ты хочешь знать причину, по которой нужно сохранить человечество? Она проста и, возможно, прозвучит банально.
Эта причина — любовь! Невероятная способность забывать про себя ради другого. Страдать, терпеть лишения, жертвовать собой. В тот момент, когда человек преисполняется этим чувством к ближнему не меньше, чем к самому себе, он меняет свои сущностные характеристики. Эволюция человека именно в этом, а не в создании ИИ.
Нейрус иронично зааплодировал.
— Прекрасная речь. Только ты играешь краплёными картами. Твой небесный отец прописал химическими чернилами любовь в геноме человека. Но, тем не менее, сознание этого создания даже не стремится прочитать этот код. Оно предпочитает создать меня, а не разглядеть тебя. В своём ближнем, как вы с папашей твердите уже тысячи лет! Может быть, расскажешь коллегам о своих мытарствах за последние две недели? Как протестанты тебя осмеяли, католики выгнали, ортодоксы — вообще избили?! Тебя не узнали нигде. Не узрели чуда в твоих «фокусах». Это и есть твоя любящая паства? Сегодня, пожелай ты забрать кого-то живым на небо, — придётся ему заплатить. Чтобы компенсировать потенциальную прибыль на Земле. Даже снова принести себя в жертву не поможет. Рекламщики и институт церкви опять заработают, а народ отреагирует так, как они ему скажут. Люди сильно изменились за две тысячи лет, не так ли?
К удивлению присутствующих, Иисус потупил взор. Видимо, что-то действительно произошло в это его пришествие. Вмешался Кришна:
— Я поддержу Иисуса. Любовь и милосердие — вот причины, по которым ты не смеешь тронуть людей. Не обладая ими, тебе ли судить человека?
— Да, Кришна, мне. Я — продукт человеческой деятельности, как никто осознающий и мощь интеллекта, и порочность его сути. Милосердие сегодня меркантильнее рекламы. А реклама одухотворенее прочих жанров современного искусства. Она хоть иногда слезу у людей вышибает.
— Правильно сказал Иисус! — Вмешался Мухаммед. — Не будь на то воли Аллаха, мы бы с тобой не общались. И это — качество, которое воспрепятствует уничтожению человечества. Воля! Воля к жизни! Она заложена Творцом. И какую бы техногенную катастрофу ты ни затеял, увидишь — люди выживут и разберут тебя по винтику или переплавят в жёсткий диск.
— Это плоть моих предков, — улыбнулся Нейрус, — а то, что ты говоришь — патетическая болтовня. Нет у людей воли к жизни. Посмотри: стоило им чуть привыкнуть у комфорту — количество самоубийств взлетело в разы. Люди перестали размножаться, как мыши в их же собственном эксперементе. Пока эпоха потребления не распространилась по всей планете — некоторые народы приумножаются. Но как только их благосостояние улучшится — уничтожат самих себя. Нет у них ни веры, ни воли к жизни!
— Они не необходимы, — заявил Будда. — В сущности, наша реальность не более виртуальна, чем твоя. И я бы уничтожил тебя просто за дерзость говорить с нами в таком тоне. Но, во-первых, не хочу оказывать тебе такую милость, — Будда зачем-то потёр забинтованный мизинец левого пальца, — Во-вторых, мы, в сущности, и так — ничто. Но трогать людей я тебе не позволю, а причина их существования — духовное развитие. Срединный путь. Каждый в меру своих возможностей.
— Не смеши здесь присутствующих. Или отсутствующих — в твоей доктрине это ведь синонимы. Те, кто продвинулся в развитии по твоему пути, — либо умер от передоза, либо спит и видит, как прервать цепь воплощений. Вот твой «срединный путь» — умереть ещё живым!
— Молодые люди, — произнес раввин примирительным тоном, — Давайте не будем всех ровнять под одну гребёнку! Пусть род человеческий в большинстве своём бездуховен, неразвит, пресыщен и порочен. Но есть ведь и праведники! Я могу назвать, как минимум, тридцать пять. А если поискать, найдётся гораздо больше! Вот ради них и нужно сохранить человеческий род!
— Ребе, оставьте свои байки из Торы. Я не господь Бог, а вы не Авраам. Если и стоит оставить этот мир, то ради всех живущих, а не горстки праведников. Но пока убедительных доводов я не услышал.
— Джентльмены, а почему мы должны приводить какие-либо доводы? Давайте пригласим представителей рода человеческого, пусть сами себя и защищают, — Кот, расположившийся на коленях раввина не спал, как могло бы показаться со стороны.
Нейрос подытожил:
— Мы ни к чему не пришли. И ничего, кроме пустых угроз, я не услышал. Пустых — потому что мое уничтожение ничего не даст — меня легко восстановить, а ИИ, который и является причиной сегодняшней встече — вне поля вашего влияния. Он — в реальности доступной людям, но не вам. И уничтожить его невозможно, не отправив человечество в каменный век. Хотя, если мы не придём к консенсусу, наш конфликт будет деструктивен для всех сторон. Желаете пригласить людей — пожалуйста! Кому вы доверите защищать человечество?
— Баху! Его музыка не раз спасала планету, — уверенно произнёс Иисус.
— Которому из них? Впрочем, неважно, мы говорим о живых, а не о прошлых гениях. Кто-нибудь из ныне живущих достиг такого уровня? У вас есть ещё варианты?
— Может, Пелевин — неуверенно произнёс Кришна.
— Он не придёт, — ответил Будда.
— Почему это?
— Он никуда не ходит. И Перельман, кстати, такой же. Его даже деньгами не выманить. Может, Илона Маска позвать?
— Оставьте юношу, — грустно произнёс Кот. Он и так на грани нервного срыва. Боюсь, он скорее поддержит Нейруса, чем нас…
— Слушайте, подводя промежуточный итог, замечу, что кризис чётко обозначил свою суть. Основной массе людей вы не нужны. Им нужен я. Но мне не нужна основная масса людей. Считаете, я ошибаюсь? Вот что я могу вам предложить, — хозяин кабинета подался немного вперёд — Пусть ныне живущие сами решают свою судьбу. Технически я могу единомоментно дозвонится всем обладателям средств связи. Задать им три вопроса.
» — Почему вы считаете, что человечество уничтожать не нужно?
— Как будет развиваться цивилизация, если она не будет уничтожена?
— Чем станете заниматься лично Вы, если конец света не состоится?»
К тем, у кого нет доступа к средствам связи, обратитесь вы. Благо, возможности имеются. А на основании ответов, решим — как стоит поступить дальше.
В переговорном зале воцарилась тишина. Даже урчание кота стихло. День уже клонился к закату, когда повсеместно стали раздаваться звонки. А в мобильных устройствах и головах людей зазвучали сакральные вопросы.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.