9.Про мастеров.

— Перелом ключицы, сильный ушиб голени, неполный перелом ребра… — Дядя Лёха рассматривал карточку вновь прибывшего. — Ты откуда к нам такой? — С соревнования, — насупившись пробурчал коротко стриженный паренёк. — А тренер твой где? -Он меня больше тренировать не станет. И так всегда говорил,что мне агрессивности не хватает. А тут я ещё итоговые соревнования провалил… Дядя Лёха присел на кровать и задумчиво посмотрел на паренька. — Забудь его, такого тренера. А судьбу поблагодари, что спасла тебя от морального уродства. Как у твоего наставника. Парень насупился ещё больше, хотя во взгляде, как мне показалось, мелькнул интерес. — Почему «уродства»? Он заслуженный тренер! — Потому что тренер — это не диплом и не звания. Это способность развивать воспитанников не калеча, а улучшая их. И нести за это полную ответственность. Как в истории о двух мастерах меча, слыхал? Парень, к счастью, не слыхал и я приготовился к очередному рассказу.- На одном японском острове проходил турнир по кендзюцу, бою на мечах. Для безопасности участников использовались синаи — обтянутые кожей бамбуковые палки. Среди сотен бойцов, представляющих две конкурирующие школы, было несколько в скрывающих лица масках. Обычно так облачались вольные самураи или совсем юные бойцы. Правила допускали подобную анонимность, с условием снятия маски, если боец доходил до финала. После множества жестоких схваток остались двое — как раз те, чьи лица были скрыты. Подчиняясь правилам, они сняли маски и, ко всеобщему удивлению, оказались мастерами-основателями школ. Соперники оглядели друг друга и один заявил: «Мы не договаривались участвовать в состязании. А то, что встретились в финале — плохой признак. Мы удалимся на совещание». Вернувшись, тот же мастер продолжил: «Победы в поединках давно не привлекают нас. Мучил лишь один вопрос — смог ли мой противник воспитать бойца, более достойного, чем мои ученики? И, если бы мы встретили такого, то уступили бы ему победу в схватке. Но никого подобного не нашлось. Все вы обуреваемы страхом, агрессией,гневом. Никто не смог усвоить принципов, которые мы старались вам передать — спокойствие, уважение к себе и противнику,благородство и, как следствие, мастерство. Мы воспитали несколько сот головорезов и ни одного самурая. Скрепя сердце, мы решили распустить наши школы. Никто из вас больше не смеет называться нашим учеником. Финальная же схватка состоится. Мы проведём её боевым оружием. Проигравший отправится в страну предков, а победитель примет монашеский обет. И никогда больше не станет преподавать.»Пристыженные ученики молчали. Да и нельзя спорить с волей мастера. Принесли боевые мечи. Начался поединок. Движения мастеров напоминали скорее танец, чем бой, а клинки сверкали в закатных лучах, как праздничные ленты. С наступлением темноты, бой продолжился в свете факелов. С рассветом воины продолжали двигаться так же грациозно, лишь движения их стали чуть медленнее,а удары плавнее. Никто из зрителей не покинул своих мест, никто не спал — все сидели завороженные схваткой. Вдруг один из противников, замешкавшись на мгновение, не смог отразить мощный удар меча. Его голова, прокатившись по земле, застыла с открытыми глазами. Лицо было спокойно и сосредоточенно. Победитель не мог оторвать свой взгляд от головы поверженного противника.А тело проигравшего, извергая фонтан алой крови, невероятным образом, вонзило меч в сердце потерявшего бдительность соперника.Теперь два тела лежали рядом, а души, продолжая схватку, уносились в небо. Возможно, они даже не заметили, что погибли…- А что, школы действительно расформировали? — спросил новый сопалатник. Он уже перестал сутулиться и не морщил брови.- Как раз нет. Они объединились в одну очень мощную школу, из стен которой вышло множество выдающихся самураев. А перед входной дверью разместили вешалку с тремя подписанными крюками: «Эго», «Гнев» и «Агрессия». Каждому входящему предлагалось оставить эти атрибуты снаружи. Меня интересовал вопрос немного другого порядка. — А души мастеров, продолжившие схватку, завершили её на небесах или потом на Земле? Дядя Лёха рассмеялся.- В стране предков они очень веселились, вспоминая свои приключения. Но недолго. Вскоре у одной знатной дамы в столице родились близнецы. Впоследствии, кстати, известные мастера каллиграфии…

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.